Cо сколькими васиными друзьями знаком миша

Читать книгу - Михаил Алексеевич Кузмин - Том 2. Проза

Со сколькими друзьями знаком Миша. Коля, Петя, Андрей знакомы с разным числом Васиных друзей. Со сколькими друзьями знаком. И действительно, Сталин сообщает друзьям по «тройке» Зиновьеву и и Ягода придумал для них поразительный знак доверия: следователи часто зовут Мы были с детьми, сидели в Васиной комнате, и вдруг по коридору .. жизнью при социализме — он обдумывал, когда начинать и скольких из них. хал в воздухе рукой в знак приветствия и залпом допил воду со льдом.— Почему жение — мы окружены не врагами, а друзьями. Нас не травят, не .

Глядя на дот, отец сказал Мише: Печку я тебе налажу, так что и зимой здесь можно будет работать. Отец у Миши был человеком своеобразным. Когда отдыхал, любил сидеть один у окна или во дворе, и смотреть куда-нибудь в даль. Со стороны казалось, что он мучительно ищет какое-то решение, но никак не может его найти.

Родился он в самом начале века в семье справного крестьянина. Когда выстрелила "Аврора", он был ещё мальчиком. Как лучшего машиниста депо, его приняли в партию большевиков. И вроде бы все хорошо шло, пока не взорвал ударное спокойствие тех лет й год. Тяжёлым колесом покатился он по многим судьбам человеческим. Сначала казалось, что дело это выеденного яйца не стоит, но люди "ответственные" так повернули, что и из партии он вылетел, и чуть было под суд не угодил.

Спасло какое-то чудо, но какое, он и сам не. Детям своим он не рассказывал пока об этом, считая, что рано им брать на свои плечи тяжелую ношу тех времён.

Мише запомнилось, что отец в разговоре о причинах, позволивших Сталину развернуть такие бесправные судилища по стране, утверждал, что роль профсоюзов у нас в стране была сведена на нет, и они оказались в положении пятого колеса телеги. Мишу это очень рассмешило. Но после долгих споров, друзья Николая Никитича уходили, а сам он вновь погружался в свои раздумья. В школе Миша был на хорошем счету. Некоторые предметы у него шли просто блестяще: Был большой интерес и к истории.

С одной стороны - он неплохо всегда отвечал на уроках, поразительно точно излагая материал по учебнику. В то же время, несомненно, он во всех случаях имеет ещё, какое-то собственное, особое мнение, но не считает нужным его высказывать.

ВЫСТУПЛЕНИЕ МИНЬОНОВ [ Отрывок из мультфильма ГАДКИЙ Я 3 - поющие миньоны ]

Это-то и настораживало Нину Ивановну. Поголовно все ученики считали, пусть и наивно, что раз в учебнике так написано, значит так, и только так, оно и. Да и откуда бы это у него?

Силантьев Роман Николаевич. На чужой манер хлеб русский не родится

А дело было в том, что Миша действительно на многое в жизни смотрел уже глазами взрослого человека. Он был из той категории людей, которых природа одарила способностю, если не до всего, то, по крайней мере, до многого, додумываться своей головой. Для этого ему порой достаточно было небольшой детали в разговоре, случайно услышанной фразы или небольшого намёка. Николай Никитич рассказал немного о тех временах, которые ему тяжело было вспоминать. Нужно научиться подходить критически к мыслям и идеям, уметь сопоставлять.

И Миша все это усвоил. И стали у него появляться: Таким образом, все попытки классного руководителя узнать, что кроется в этой юной душе, и какие мысли бродят в его русоволосой голове, натыкались на его внутреннюю броню.

Во время объяснения очередного материала, Миша смотрел всегда чуть в сторону, словно был занят своими мыслями. Нина Ивановна же точно знала, что он слушает внимательно, даже придирчиво. Эти ощущения усиливала и та обособленность Круглова в классе, которая воцарилась как-то сама. За партой он старался сидеть один, так как всегда внимательно слушал и никогда не отвлекался посторонними делами.

Все ребята, пытавшиеся с ним заговорить о чём-то постороннем на уроке, натыкались на глухую стену равнодушия к их пустяковым затеям. На перемене, правда, он заметно изменялся, но ребята не могли так быстро перестраиваться, и так уж получилось, что и на перемене он всё чаще оставался.

Обычно он стоял и смотрел в пространство. Взгляд был спокойный, серьезный, может быть чуть задумчивый. Каждый копошился на свой манер. С девочками он, похоже, тоже не дружил. В классе же, она их вместе никогда не видела.

А Миша и Галя, в действительности, были очень дружны. Трудно сказать, что служило тому причиной? Может быть и тот путь, в три километра, который они вынуждены были проделывать вместе почти ежедневно, туда и обратно? Галя была готова слушать Мишу хоть целый день. Он был для нее непререкаемым авторитетом во. И это случилось почти сразу, как только они стали вместе ходить в школу.

Все свои мысли он всегда мог подтвердить чем-то прочитанным, всегда на что-то сослаться. Она готова была во всем с ним соглашаться и только, дарованное ей самой матушкой-природой, чувство противоречивости заставляло её находить возражения. Иногда они были столь неожиданными, а то и нелепыми, что Миша просто столбенел от такого поворота Галкиных мыслей.

Но, не смотря на всю глупость Галкиных возражений, он никогда не обижал её простым отмахиванием, а внутренним чутьем ощущал, что, раз природа вложила эту кажущуюся нелепость в ее голову, значит стоит над ней поразмышлять. И он думал и, как ни странно, находил ответы и на её возражения, и достаточно убедительные, по крайней мере, для них обоих.

Ему, в свою очередь, тоже хотелось поделиться своими мыслями, частенько довольно неожиданными. Правда, все это тут же смешивалось с окружающей действительностью, и получался, как они сами определили: Шёл очередной урок истории.

Нина Ивановна давала пояснения к новой теме. Стахановское движение охватило всю страну.

Деревенские истории

Надо сказать, что и сегодня эти школы существуют. Их называют школами передового опыта. В чем дело, Круглов? Выскажись, наконец, не будь трусом. Миша спокойно поднялся со своего места, обвел взглядом класс и стал говорить: А если уповать на энтузиазм личностей или даже масс, то можно очень быстро отстать от других стран. В жизни же получается как-то все наоборот - много говорят о повышении уровня сознания, об энтузиазме масс, а условия, которые непосредственно влияют на это сознание, меняются очень медленно и, я бы сказал, как-то неохотно.

Ведь марксизм доказал, что "бытие определяет сознание", а не наоборот. И должен сказать, что у нас многое не так, как было им предопределено. И в частности, мы вдруг оказались в зависимости от того, какой человек, плохой или хороший, работает на том или ином месте.

Сказав так, она тут же поймала себя на мысли, что сама она так тоже не думает, а вот вынуждена почему-то говорить перед всем классом. Не нам с тобой, Круглов, эти проблемы решать. Но вы спросили мое мнение - я его высказал. Эти слова застал звонок. Родители у него, по её сведениям, были совсем простыми. Чем-то они смутили её, но и вызвали зависть, что вот он, мальчишка ещё, а может смело так говорить о том, о чём она, опытный педагог, не брала на себя смелость даже думать. Но тут же мелькнула в сознании - а может, просто не хотела?

Размышляя над этим, Нина Ивановна стояла у окна учительской и видела, как Круглов с Макаровой брели по заснеженной тропинке через поле к своему поселку. Было видно по их жестам, что они о чем-то оживленно говорили. Когда они вышли из школы, Галка тут же спросила: И тут тоже - только подумал, что обязательно про актуальность скажет, и.

Я чуть было не фыркнул. Не против -. А иначе мы будем безнадежно отставать. Я, например, это прекрасно понимаю. От той же Америки. Мне нравится обдумывать все прочитанное. Заходи как-нибудь - увидишь. В этом-то вся соль.

Вообще, я скажу, что во всем Мире написано столько книг, столько интересных идей описано, а люди живут, словно этого всего не было, и. Я, конечно, в переносном смысле про велосипед Как бы мне хотелось все умные книги прочесть - пустых тоже хватает!

И вообще, всех ваших глупостей понимать не желаю. Галка согласно кивнула головой.

Вечера в Колмове. Из записок Усольцева. И перед взором твоим... (fb2)

Ей самой очень хотелось заглянуть в Мишкин мир, но не могла же она так сразу согласиться? Миша для неё был загадкой. Он не был таким, как. Галя редко его видела где-нибудь на улице с ребятами, да и в кино он ходил крайне редко. И это в то время, когда вся поселковая молодёжь не пропускала ни одного фильма. А как он учился?. Несомненно, он был лучшим в школе - так считала Галя.

От общественных поручений, правда, он, под разными предлогами, отказывался. В школе никогда не задерживался. В общем-то, по его поведению, было похоже, что он чем-то увлекается дома, но чем - не говорил. Разве она могла не пойти? Наскоро сделав уроки, Галя не шла, а уже летела на крыльях к Мишиному дому. Он во дворе разгребал снег.

Увидев Галку, кивнул. Разве ты живёшь не дома? Но здесь я работаю. Галка ожидала увидеть обычную деревенскую захламлённую мастерскую, но то, что она действительно увидела, было совершенной неожиданностью для неё.

Здесь Миша предложил ей снять пальто. Он сам снял свою верхнюю одежду, а валенки сменил на тапочки. Здесь было тепло, как в доме. Предложил он тапочки и Галине. Она послушно выполняла все его распоряжения и с нескрываемым любопытством оглядывалась. Затем они вошли в довольно большую комнату, похожую на зал, овальной формы. Чуть выше были расположены несколько экранов, как у телевизора, только разной формы и размеров. У него все время вид счастливого влюбленного человека.

За длинные рассказы извиняться нечего. Вот я хочу поделиться еще статьей. С раннего детства помню я одного человека, профессора Бориса Эдуардовича Ширинка, старца с белоснежной бородой, специалиста по сельскохозяйственной технике, бесконечно любившего угостить забредшего к нему в его дачный дом в подмосковном поселке гостя хорошим коньяком и рассказать, как он никогда, естественно, не выезжавший за пределы Советского Союза был как-то раз в Париже, или какую-нибудь другую небылицу.

Барон Мюнхгаузен в русском варианте ХХ века или святой из древнерусского жития, родившийся на лет позже назначенного для него срока и почему-то с немецкой фамилией? В электричке его, белобородого, летнего, хрупкого, просветленного, часто принимали за священника, а он сам утверждал, что в Бога не верует и даже иногда рассказывал кaкиe-то атеистические побасенки, то ли из Гольбаха, то ли еще из какого-то француза эпохи Вольтера и Дидро.

Умер лет 15 тому назад в самый канун праздника Преображения светло и тихо Месяца за два до смерти сказал мне наедине, чтобы никто не слышал: Именно так, именно достойно, вспомнив 6 августа, за две недели до кончины, что сегодня его именины, день свв.

В Бога, повторяю, не верил, а в памяти моей остался христианином и, более, учителем жития христианского Вспоминается, как привозят меня 6-ти или 7-летнего на дачу. Прибегаю в дом к Борису Эдуардовичу.

- Друзей моих прекрасные черты

Он, автор толстых книг, профессор, бывший ректор сельскохозяйственной академии, редактор Большой Технической Энциклопедии, друживший в е с. Флоренским и привлекший отца Павла к работе в энциклопедии над статьями по электрохимии, на балконе второго этажа как на башне средневекового замка! Мог он делать все - плотничать, столярничать, слесарничать, как никто другой профессионально, потом садился к письменному столу, заканчивал статью и шел в сад - к яблоням и вишням, брался за лопату, копал огород и проч.

А в кабинете, как мне, ребенку, казалось высоко-высоко, оставались книги, прежде всего Техническая Энциклопедия и Полное Собрание сочинений Льва Толстого Это он научил меня всей премудрости столярного и слесарного дела. Возится в саду, копает грядки и мне объясняет что-то очень серьезное а мне лет восемь!

Затем вытирает пот рукавом и спешит к "аспирантику", который уже ждет его на террасе. Садился в свое вольтеровское кресло и начинал диктовать тому чуть ли не готовый текст его диссертации. Он их жалел, готов был писать за них. Аспиранты из Литвы, Азербайджана, Армении, из всех областей России его не просто любили, а прямо-таки носили на руках. Поздним вечером, отпустив аспирантов и уложив спать любимого внука, он садился за сказки братьев Гримм, например, и, если я, уже взрослый, уже сам преподаватель в высшей школе, забегал поговорить с ним или с кем-то из его родных, он показывал мне в книге места, которые казались ему с точки зрения лингвистической примечательными и комментировал - будто всю жизнь читал лекции по германистике, профессионально.

Давал Борис Эдуардович деньги в долг, знакомым и незнакомым, причем не просто охотно, а как-то деликатно и, я бы сказал, целомудренно, старался не взять назад, когда долг возвращали. Когда я читаю в Нагорной проповеди "пусть левая рука твоя не знает, что делает правая, чтобы милостыня твоя была втайне", всегда непременно вижу его фигуру и сосны у его дома, и сирень, махровую, фиолетовую Подкармливал и просто кормил студентов, аспирантов, знакомых и просто прохожих, никого не отпускал "тоща и неутешна" Во всем был свободен.